прошу перепост - ИЩУ РАБОТУ

ФИО: Жилина Екатерина Григорьевна

Дата рождения: 2 октября 1974 года
Образование: высшее, факультет искусствоведения и культурологии УрГУ (дата выпуска 2000 г.)

С 2007 по 2015 г.г. работала в ООО "Лаборатория издательских технологий"


Работаю в Adobe Photoshop, Adobe Indesign, Corel Draw, MathType, Adobe Illustrator.
•         вёрстка периодических изданий и книг (Adobe Indesign);
•         поиск и последующий отбор иллюстративного материала;
•         набор формул в MathType, редактирование и последующее их размещение в Adobe Indesign (в данном случае — полный цикл работы над проектом в котором используются математические или иные формулы, и который требует использования нескольких программ: Word-MathType-скрипты-Adobe Indesign-скрипты);
•         обработка чертежей и схем в Adobe Illustrator (подготовка их для печати);
•         цветокоррекция — ретуши, монтажи, коррекция изображений (Adobe Photoshop).

При моём участии в качестве цветокорректора выходили глянцевые и бизнес-журналы издаваемые в Екатеринбурге: Happy, Fashion Week, National Business.

В качестве верстальщика, цветокорректора и ретушёра я работала над изданиями для УралНИИпроекта:
•         периодическое издание Академический вестник.
Книги:
•         Т. Ю. Быстрова От модернизма к неорационализму: творческие концепции архитекторов XX–XXI вв. (2013),
•         Л. Г. Михайлова Архитектурное творчество русских художников (2013),
•         А. Ю. Каптиков Региональное многообразие архитектуры русского барокко. Север, Вятка, Поволжье, Урал, Сибирь (2014).

Из последних работ:
•         Т. Ф. Хрусталева, Л. М. Ярчук и др., Обзор месторождений неметаллических полезных ископаемых Чечено-Ингушской АССР.
•         набор и параллельный перевод с русского дореволюционного на современный учебника математики (Киселёв А. П.).
•         набор двухтомного учебника алгебры Ларичева П. А. (1952 г.).
•         вёрстка 2-х томов учебника алгебры Ларичева П. А. (чертежи, алгебраические примеры, около 350 страниц в каждом томе).

тел. 8-922-211-26-63
e-mail: karlotta2006@rambler.ru
ICQ 247097291

(no subject)

Разсказчик – он центр истории, но это стечение обстоятельств. Ведь он разсказывает о том, что видит вокруг и выходит так, что происходящее на противуположных диаметрах этого круга вдруг связывается друг с другом и с разсказчиком, который повёртывается вокруг себя и стягивает воедино несвязные обстоятельства – разсказывает. Здесь – кольцо и натянутые поперёк его диаметра верёвочки, завязанные на нём узелками – это единственное, что существует почти на самом деле, – пока разсказчик тут, – как бы ни передвигались узелочки по периметру горизонта, – ведь всему своё место, и всякое место – никогда не пустует, – эти верёвочки непременно обвяжут и разсказчика. Разсказчик же, – вертясь вокруг себя, двигаясь вдоль верёвочек, – всегда между ними, и другой виден отсюда только сквозь него.

Для меня тексты всегда имеют голос

Для меня тексты всегда имеют голос – не тот голос, который принадлежит мне, – другой. Я бы назвала его голосом человека, который спускался в ад, голосом Гарри Геллера, голосом Олега Даля – этим голосом для меня звучат стихотворения Блока и два любимых из Эмалей и камей, и это – гумилёвское, со всем пониманием того, что для меня существует в нём только эта строфа, её часть, – и слова в ней тоже заменила кое-какие:

И вот мне приснилось, что моя голова не болит,
Оно — колокольчик из бронзы в далёком Китае


Неожиданно, этот голос обрели для меня два текста Белого, которого я бы никогда не …, впрочем, это лишнее:

Старушка (так в переписке его с Блоком)

Задумчивый вид:
Сквозь ветви сирени
Сухая известка блестит
Запущенных барских строений.

Всё те же стоят у ворот
Чугунные тумбы.
И нынешний год
Всё так же разбитые клумбы.

В покоях стоит тишина.
На кресле протертом из ситца
Старушка глядит из окна.
Ей молодость снится.

Всё помнит себя молодой —
Как цветиком ясным, лилейным
Гуляла весной
Вся в белом, в кисейном.

Он шел позади,
Шепча комплименты.
Пылали в груди
Ее сантименты.

Садилась, стыдясь,
Она вон за те клавикорды.
Ей в очи, смеясь,
Глядел он, счастливый и гордый.

Зарей потянуло в окно.
Вздохнула старушка:
«всё это уж было давно!..»
Стенная кукушка,

Хрипя,
Кричала.
А время, грустя,
Над домом бежало, бежало…

Задумчивый хмель
Качался, как сонный,
Да бархатный шмель
Жужжал у колонны.

На старом балкончике хмель
По ветру качается сонный,
Да шмель
Жужжит у колонны.

Заброшенный дом

Заброшенный дом.
Кустарник колючий, но редкий.
Грущу о былом:
«ах, где вы — любезные предки?»

Из каменных трещин торчат
Проросшие мхи, как полипы.
Дуплистые липы
Над домом шумят.

И лист за листом,
Тоскуя о неге вчерашней,
Кружится под тусклым окном
Разрушенной башни.

Как стерся изогнутый серп
Средь нежно белеющих лилий —
Облупленный герб
Дворянских фамилий.

Былое, как дым…
И жалко.
Охрипшая галка
Глумится над горем моим.

Посмотришь в окно —
Часы из фарфора с китайцем.
В углу полотно
С углем нарисованным зайцем.

Старинная мебель в пыли,
Да люстры в чехлах, да гардины…
И вдаль отойдешь… а вдали —
Равнины, равнины.

Среди многоверстных равнин
Скирды золотистого хлеба.
И небо…
Один.

Внимаешь с тоской
Обвеянный жизнию давней,
Как шепчется ветер с листвой,
Как хлопает сорванной ставней.

Июнь 1903

(no subject)

Рамы красили прямо поверх старой, растрескавшейся, облупившейся краски, и запачкали стёклышки по краям, вставленным в переплёты, особенно в углах переплётов. Чтобы остекление удерживалось в раме вернее, стёкла подпирали сапожными гвоздиками. Поэтому в единое воспоминание сливаются дребезжание при ветре непригнанных друг другу стёклышек и переплётов, – с забиванием этих гвоздиков, когда голова молотка стукается в стекло и хочется, чтобы гвоздь вошёл в дерево сразу, а дерево не разошлось вдоль волокон.

(no subject)

Ему нравилось после разрешившегося ночной грозой вечера, выглянуть в солнечное утро под поднявшееся выше прежнего небо, и остаться в доме за работой, в то время, как всё равно оказывалось, — пускай всеми приметами обещанное накануне прояснение и сбывалось, — что в засыпанном речным песком дворе стоит вода и необходимо прочищать канальцы, чтобы направить её на дорожки огорода, — Джаспер использовал для этого небольшую мотыгу, — выждав пока положение не сделается критическим, и вода не станет вровень с порогом.
(с)

(no subject)

Ночами из-за приоткрытых рам проникает шум поездов у горизонта, а он здесь совпадает почти с железнодорожными путями, и они огибают этот город вместе с юго-запада двойной линией. Думается, что стоит поезду перевалить за эту умозрительную черту, как он сделается неслышимым, и видимо это и происходит в конце концов, – его призыв обрывается. Ещё, почему-то кажется, что все составы идут против часовой стрелки – с севера на юг и с востока на запад – когда описывается круг, стороны света утрачивают свою прямолинейность.

(no subject)

Не льдинка болит, едва подтает – боль печальной лунки вокруг.
***
А где-то в воздухе густое гудение, и цвет набряк и запахами опушён, которые учует нос и человеческий, не посвящённый таинств, – и не об этот час, а вдалеке когда-то утоплен как бы в дверном окошечке. Ставень откинешь вниз, и яркое пятно сосредоточится на половице пола, и разогреет собою, как и облатка нам и очистит и согреет кровь. Приляжет кот, и на его пятнисто-полосатой шубе смотри себе поклоны васильков былинкам. И тихо, и никого, у смерти – ни вызова.

(no subject)

Выдох перекопанной земли, забытые несрезанными астры.
Последние часы, чтоб выйти, томясь предчувствием, –
и палец наколов веретеном, ждёшь, чтобы с шага сбилось
сознание, – не ровен час, заснёшь
на лавке в парке.
***
Перегоны в обход жилья, на полях круги
под светом пристальным проступят уже к утру, –
печати небесных эшелонов, оставленные как и всякий след
в пыли и небрежении, –
покуда из дому никто ни шагу, и разве между штор
взгляд меланхолиею заражённый глянет
на эшелоны
небесные,
быстрее берегов.
С обочины заглядывать в истёртые ветрами небеса,
у сердца выносив паролем перестук колёс –
известно,
не в сАмом сердце
душа.