(no subject)

Птицы-кочевницы. Забытый скарб, всё из прорех, в которые сквозит. Сквозит и сквозь раму с частым переплётом, в которой одно из стёкол выскользнуло из-под держащего его гвоздика, а свет внутри не зажигают уже давно.

(no subject)

Стимпанк. Король рыболов
***
Иллюминаторы погасли, и заливает тьма
очи
судёнышка, и скрепы вскрикивают,
отводя
объятие забвения – ведь и письмо
сминая,
забываешь почерк.
***
Объятия – разлезшийся шезлонг
гамак, который кое-как подвешен,
провал без дна,
заведомо так цепок!
***
Идти просёлком в памяти держа, то, как она,
которой торопиться нет резона, из-под болтов обшивки
сочится и повисает каплями, – свинец,
расплавленный в пожаре, утекает с крыши,
известно.
***
Нет оперению опоры, и винты
буровят понапрасну,
видимый измученным глазам,
рой серебристых точек, он
разрывает лёгкие, слезам,
пролиться не давая, прочерк
поставив возле строчки
с фамилиею, в графке attendant.
***
Оставив курс, не по приборам
идя, не полагаясь на штурвал,
обняв его, как обнимают ясный вечер,
вдыхая воздух у раскрытого окна.
***
Наутро
на мостике
обломанным стеклом,
быть может – от разбитого компАса
воспользоваться, расчищая лаз
вокруг окошка круглого в кольцеобразной раме, –
сейчас
кого наружу вырвет, кого-то вознесёт под потолок,
но как иначе
узнать –
пришло ли судно в порт.

За чтением Camera lucida

Мне никак не давалось смириться с этой сутью выбора, который происходит в тот момент, когда нажимают на спуск, то есть диафрагма моргает. Вероятно, оттого, что не в силах допустить, сосредоточенность без умысла, сосредоточенности в силу оптического закона, – когда просто запечатлевается всё в выбранном направлении, и выделенное в своей обособленности не есть итог проявления разумности, которая водит, например, рукой рисовальщика, оставляющего одно и отставляющего другое. Так поворачивается на звук Горгона, Медуза и нет заслуги обращенного в камень в том, что его обратили. Здесь – всё это и я, или всё это и вот эта форма жизни – если на спуск нажимаю я сама, – равны друг другу, уравнены друг с другом. Что же до нынешнего умения сосредоточиться на цели, то оно, надобно сказать, очень тревожит – но по другой причине – неприятно думать, например, о себе, как о результате отбора, о сосредоточенности на себе, как на носителе определённой текстуры. Но, нельзя позволить себе забыть и о том, что это – лишь уподобление разумному сосредоточенному, узнающему глазу – и тут он отставит одно и приблизит другое.

ве#июля 2016

Щербины в зеркале – волшебное стекло изъедено
Обоев лоскуты вот-вот откроют мякоть стен, и воды станут кровь
Дожди зарядят, выцветший платок небесной сини
поддастся под налегшей тишиной предчувствия –
к окошку – что там первый свет? –
Не нужно оставлять снаружи у порога башмаки – кружочек меди
под пяткой обещал не ложно, но – обманув, –
обманут и золотой рассвет, и верная рука,
нам поданная на крутых ступенях, – при нашей-то боязни высоты, –
обманет и румянец, пообещав, как обещают,
едва ли разобрав суть просьбы – хотелось тишины –
и стала тишина.
И те, кто тянут за углы, платок отпустят.

Закрытый горизонт
***
Сворачивает уличка, едва покажется, что выпустить готова –
ведёт, как бы закрыв ладонями глаза – не издали махнёт,
но постоянно рядом, – как бы сама не знает, где свернёт,
а то и раздвоится, – чтобы вновь сойтись? –
и снова привести к развилке? –
всё рядом, – то умчится
недалеко вперёд,
то тронет за плечо из-за спины,
заставив обернуться, то взойдёт
повыше, – указав
на спуск пологий,
в который,
как в распадок,
покатишься,
то на вершину сферы
заманит,
но и спрячется сама

Шнуровке – лезвие,
царапине – платок,
и крыльям бабочки,
в бою воздушном павшей –
безвестность.
***
Пускай купель
оставленного деревенского колодца
и не дождётся, чтоб гремела цепь
и падало ведро, –
открылась солнцу –
и срубища, и ворота в обход
тропа ведёт, железа избегая,
проведена нисколько не людьми, –
по ней идут на водопой,
свечей не погашая, ночами светляки,
и с берегов вытягивают шеи, –
над темнотой без дна,
не знавшие тепла жилья и хлева,
и хода тесного между стеной и стенкой
у сундука, и конуры
обитой войлоком двускатной крыши,–
соломы в яслях,
на лавке коврика,
завалинки на север,
скребка и гребня, –
касаться избегают до воды
копытами и лапами они,
лишь губы смочат –
вздёргивают уши.

Киновари дар – рассеянная томность, дрожание ресниц и почерк, который не подделать, которого – не разобрать, – платок из пальцев выпадет, как будто с умыслом, но это всё не так
***
Кровь ближе к щекам и веселей бежит под кожею, несёт во все концы отраву, заморскую болезнь или любовь, в которых обмираешь, вполне к увещеваньям безучастен
***
И губы алые, и в межреберье кровь, и земляника, – целуешь на странице небеса и насыщаешься отверженной любови ядом напоенного милого лица, с короною на кудрях набекрень
***
И во всём доме отстают часы

Дать пылью хрупкой гулкой пустоте осесть,
завесить мебель и светильники,
те мелочи, которые не уберутся с глаз,
попрятать,
не слишком призадумавшись над тем,
чтобы не допустить горчайших расставаний, –
всё это до поры, как до поры и –
выпустить из пальцев нить,
тугую как натянутая снасть,
покинуть такелаж,
как покидает своё жилище рак,
выходит из покровов
цикада.
***
Заперев на ключ, оставить до поры из глины
горшочки, пару рукавиц и прочее – да! – мимо
не проходить за делом или без дела,
других одежд и книг принять
объятия –
найти закладки и в карманах мелочь
какой в ходу уж нет
***
Сезонный перелёт.

Чему довериться, когда столь многое – ложь и небыль? Когда шёлковая мягкость небес – ложь, непознаваемая чрез посредство пальцев, когда не завернуться в рдяной покров перед заутреней, чтоб выглянуть в окно, когда облачные крепости не распахнут ворот и не опустят мосты, впуская путника, прибравшего с собою зонт – не зная как правильно одеться?
***
Перо, черпавшее небесный синевы пригоршни и найденное в парке, обёрнутое валиком волос, принять свидетельством без доказательств, знать – так же безусловно, как знают, что ночью с кровати ноги лучше не спускать.

Завод выходит
у саранчи железной свет узок
***
Нить так туго натянута, –
на нити навязали петлю, укоротив, –
и вот Луна заглублена в небесный океан,
наклонено её безбровое лицо,
и пристальнее, чем обычно, глядит,
груз мыслей тяжелее или сильней
её влечёт на дно?
***
Времена,
когда рыбы ходят меж стволов дерев
и засыпают в дуплах
закончатся, и память
распустит вязку, ведь и синеют небеса
опять едва распустится воронка урагана,
как ворот свитера.
Немногое поймёшь на берегу,
ни разу не разбив коленей,
начищенным жетоном скользя,
с одною стороной без стороны другой,
оглядываясь, не повернув голов
и округлив глаза
***
И под сиденьями качелей
ещё сухие
следы

прошу перепост

Ищу работу по вакансиям верстальщик, цветокорректор, ретушёр.

Работаю в Adobe Photoshop, Adobe Indesign, Corel Draw, MathType, навыки работы в Adobe Illustrator.

ФИО: Жилина Екатерина Григорьевна
Дата рождения: 2 октября 1974 года
Образование: высшее, факультет искусствоведения и культурологии УрГУ (дата выпуска 2000 г.)
С 2007 по 2015 г.г. работала в ООО "Лаборатория издательских технологий"

Навыки:
• вёрстка периодических изданий и книг (Adobe Indesign);
• поиск и последующий отбор иллюстративного материала;
• набор формул в MathType, редактирование и последующее их размещение в Adobe Indesign (в данном случае — полный цикл работы над проектом в котором используются математические или иные формулы, и который требует использования нескольких программ: Word-MathType-скрипты-Adobe Indesign-скрипты);
• обработка чертежей и схем в Adobe Illustrator (подготовка их для печати);
• цветокоррекция — ретуши, монтажи, коррекция изображений (Adobe Photoshop).


Работаю в следующих программах: Adobe Photoshop, Adobe Indesign, Corel Draw, MathType, навыки работы в Adobe Illustrator.
Владею языком программирования HTML, практикую использование CSS.

При моём участии в качестве цветокорректора выходили глянцевые и бизнес-журналы издаваемые в Екатеринбурге: Happy, Fashion Week, National Business.

В качестве верстальщика, цветокорректора и ретушёра я работала над изданиями для УралНИИпроекта:
- периодическое издание Академический вестник
книги:
- Т. Ю. Быстрова От модернизма к неорационализму: творческие концепции архитекторов XX–XXI вв. (2013),
- Л. Г. Михайлова Архитектурное творчество русских художников (2013),
- А. Ю. Каптиков Региональное многообразие архитектуры русского барокко. Север, Вятка, Поволжье, Урал, Сибирь (2014).

из последних работ:
- Т. Ф. Хрусталева, Л. М. Ярчук и др., Обзор месторождений неметаллических полезных ископаемых Чечено-Ингушской АССР
- набор и параллельный перевод с русского дореволюционного на современный учебника математики (Киселёв А. П.).
- набор двухтомного учебника алгебры Ларичева П. А. (1952 г.).
- вёрстка 1 тома учебника алгебры Ларичева П. А. (чертежи, алгебраические примеры, 300 страниц).

8-922-211-26-63
e-mail: karlotta2006@rambler.ru
ICQ 247097291

(no subject)

Всё что он слышал — ураганный ветер у себя внутри, — теперь он стоял на пути урагана и ураган нёс его куда-то, а ему хотелось сделаться таким лёгким, чтобы его невозможно было сдвинуть с места, — помещённым под колокол, в совершенную тишину и неподвижность сердцевины шторма, чтобы отдышаться — или встретиться с ним взглядом, но для этого нужно было обернуться. (с)

(no subject)

Завод выходит
у саранчи железной свет узок
***
Нить натянута так туго, –
на нити навязали петлю, укоротив, –
и вот Луна заглублена в небесный океан,
наклонено её безбровое лицо,
и пристальнее, чем обычно, глядит,
груз мыслей тяжелее или сильней
её влечёт на дно?
***
Времена,
когда рыбы ходят меж стволов дерев
и засыпают в дуплах
закончатся, и память
распустит вязку, ведь и синеют небеса
опять едва распустится воронка урагана,
как ворот свитера.
Немногое поймёшь на берегу,
ни разу не разбив коленей,
начищенным жетоном скользя,
с одною стороной без стороны другой,
оглядываясь, не повернув голов
и округлив глаза

***
И под сиденьями качелей
ещё сухие
следы

(no subject)

Дать пылью хрупкой гулкой пустоте осесть,
завесить мебель и светильники,
те мелочи, которые не уберутся с глаз,
попрятать,
не слишком призадумавшись над тем,
чтобы не допустить горчайших расставаний,
всё это до поры, как до поры и
выпустить из пальцев нить,
тугую как натянутая снасть,
покинуть такелаж,
как покидает своё жилище рак,
выходит из покровов
цикада.
***
Заперев на ключ, оставить до поры из глины
горшочки, пару рукавиц и прочее – да! – мимо
не проходить за делом или без дела,
других одежд и книг принять
объятия –
найти закладки и в карманах мелочь
какой в ходу уж нет
***
Сезонный перелёт.